горанфло

Моя Одесса

Азохэнвэй! Как интересно, порой, бывает проехаться на маршрутке! Это дурнопахнушее, ржавое, дребезжащее, грязно-желтое транспортное средство, наполнение потными телами и эмоциями и носящее гордое имя одесского маршрутного такси, представляет собой уникальный срез всего общества.

Здесь гордо восседают одесские матроны, доставляющие домой переполненные всякой снедью сумки и авоськи (да-да, именно авоськи, выжившие во времена «перестройки»). Они таки уже «сделали базар» и на их отконопаченных косметикой лицах сияет или безмятежное спокойствие или брезгливое неудовольствие соседями по жизни, отражающееся в бесконечном сиянии дешевой бижутерии, украшающей пальцы, уши и, конечно же, великолепный, хотя и изрядно затасканый, шикарный бюст.
У окна дремлет выпивший работяга, украшающий всю маршрутку ароматами пива, дешевых сигарет, трудового пота и копченой рыбы. Черты потомков Чингисхана на его лице говорят о том, что его предки были либо болгарами, либо гагаузами, а он вынужден покинуть родную деревушку в Бессарабии и перебраться в "город" в поисках каких-то средств к существованию.
На задних сиденьях, погруженные в собственные эмоции, притаилась влюбленная парочка. Ему не хватает денег на роскошные лимузины и дорогие курорты и потому они вынуждены добираться до панельных многоэтажек на этом дребезжащем корыте.
На руках у счастливой мамы заснула добирающаяся "с моря" девчушечка. Ее забитые песком непослушные рыжие косички упираются в папино плечо, а украшающие вздернутый носик веснушки излучают счастье.
Я за окнами мелькает пыльная, грязная , но такая счастливая и такая радостная Одесса, лучше которой нет на земле.
пишу

Некоторые мысли по поводу анонсируемой автокефалии.

В настоящий непростой период развития украинского общества все чаще и чаще стали звучать призывы о необходимости создания так называемой «Единой Поместной Украинской Церкви». 

Высшие должностные лица страны не просто попытались присоединиться к нагнетаемой истерии по этому поводу, но даже и попытались возглавить данный процесс, пообещав своим избирателем «решить» данную «проблему» в течении очень короткого периода времени. И средства массовой информации тут же поспешили обрадовать своих читателей свежими социологическими раскладками, в которых рассказали обществу, что ему надо хотеть, кого необходимо любить и во что нужно верить.

Но все же есть один аспект, который непохож на старые комсомольские агитки, присыпанные косметикой современности, употребляемые нынешними горе-журналистами, еще не забывшими свою бурную молодость и применяющими знакомые методы тотального обалванивания. 

Этот аспект связан с самой сутью Церкви, с Ее самосознанием и самыми фундаментальными основами веры. Это не просто вопрос юрисдикции или каноничности, это вопрос нашей верности богословию Церкви о Самой Себе так, как оно изложено в Символе веры. То есть это вопрос сохранения чистоты веры и, следовательно, вопрос о нашем вечном спасении.

Collapse )
пишу

Кому нужен пост?

Для чего нужен пост? Неужели Бог заглядывает на то, что лежит у человека на тарелке? Неужели Бог нуждается в наших мучениях? Неужели Бог в нужен наш гастрит?
Такими вопросами в эти дни озабочены многие люди, пытающиеся разумно подходить к вопросам собственной веры, пытающиеся найти объяснение древним предписаниям.
Collapse ).
пишу

Брак и монашество

Сейчас многие пытаются противопоставить монашество и брак, размышляя, что важнее, сугубее или спасительнее... мне кажется, что такая постановка вопроса сама по себе неправильна. Наверное, у монашества и у брака одна основа: услышанное и осозннное "не добро человека быть одному". Человек осознает невозможность и пагубность для себя пребывания одному и спешит к Другому, к Иному. Он ненавидит оскверненный и искаженный грехом мир, "лежащий во зле", И удаляется из этого мира к Любимому.
В браке мы узнаем сладость отвержения себя через отдания себя домочадцам, в монашестве-непосредственно через отдания себя Искупителю.
И брак, и монашество немыслемы без аскезы.
И брак, и монашество благословлены Создателем.
И брак, и монашество -путь к Богу.
пишу

(no subject)

Наверное, одна из самых существенных проблем нашего богослужения - это перенесение акцента со слова на действие, с молитвословия на обряд, со смысла на эффект театрализации. Мы не молимся , мы смотрим.
гендальф

Кравцов.С. Конец метафизики.

Беру на себя смелость и публикую работу одного из выпускников.

Конец метафизики?
В книге «Also sprach zarathustra» мы читаем слова персонажа имя которому «король справа»: «Последнее, что осталось от Бога среди людей, – говорит он, – все люди великой тоски, великого отвращения, великого пресыщения…» . «Осталось от Бога?», – удивится, быть может, читатель. Удивится и про-изнесет из своего недоумения, противозаконно для себя же вынесет это из зарождающегося в душе беспокойства вопрошание, некогда уже про-изнесенное из глубин вещего безумия: «Куда скрылся Бог?» . Вопрос впервые звучит в «La gaya scienza» в отрывке 125. Здесь Безумец, врываясь в толпу, задает свой поистине роковой вопрос.
Collapse )
7. www.nietzsche.ru/look/xxa/nietzsche-hrist/
горанфло

(no subject)

Читая разные мысли разных людей, заметил вот какую штуковину: практически все разучились сомневаться. Нет, не в реальности бытия, а в собственной правоте.
Какая-то непробиваемая аргументами уверенность в собственной правоте вплоть до непогрешимости. Если законы логики и природы расходятся с моим мнением, то это законы должны быть изменены или отменены. Если я уверен (а), что 5 +5=2, а 2-1 = 3, то никакие доводы не могут поколебать мою уверенность, ведь я не могу быть неправ, а тот оппоненты не могут быть правы по определению. И потому я не буду (не потому, что не хочу, а потому, что не имею права) их слушать и слышать. И мир становиться черно-белым и жить становиться проще...
А может все-таки оставим за собою право на ошибку и возможность подвергать сомнению собственные мысли?
пишу

беседа на память св.ап. Петра и Павла

12 июля Православная Церковь молитвенно почитает святых апостолов Петра и Павла – двух удивительных проповедников Евангелия, ставших символами первого века христианской Церкви, двух людей, чьими сочинениями Церковь до сих пор руководствуется в разрешении различных вопросов в области веры и нравственности, двух людей, слишком разных по своему происхождению и характеру, но объединенных единой верой во Христа и любовью к Нему.

Collapse )